Что сейчас происходит с беженцами в Германии

Опубликовано: 10.05.2017

видео Что сейчас происходит с беженцами в Германии

Европа будет высылать беженцев десятками тысяч. Эстонец скажет, №12

Шенгенская зона, которая по дефлоту является территорией «свободного движения» людей, на данный момент идет к тому, чтоб отгородиться от мира в психическом и политическом плане. Европа делает больше препятствий на пути идущего через море потока мигрантов из Африки и Близкого Востока, а государства-члены без колебаний заворачивают тех, кто возникает на пт пограничного контроля. Если тенденция сохранится и далее, скоро будет трудно представить для себя, что после 2-ой мировой войны отцы-основатели желали о «Европе без границ». В этом раю на Земле Жана Монне и Конрада Аденауэра на данный момент насчитывается более 393 центров содержания беженцев, где находятся люди со всего мира, которым воспретили свободный заезд в Европу. 



Последним проявлением сложившейся ситуации стал четырехметровый забор, который Венгрия решила установить повдоль 154-километровой границы с Сербией. Управление страны желает тем показать вялость от медлительности европейских властей, которые не спешат решать делему с массовым наплывом иностранцев. 


В Европе закрывают границы. Что дальше?

«Из всех государств Евро Союза Венгрия испытывает на для себя наисильнейшее миграционное давление, — выделил 17 июня министр зарубежных дел Петер Сийярто. — На общий ответ уходит очень много времени, а Венгрия больше не может ожидать, она должна действовать». 


Modern Europe: 11 armed police running from 1 unarmed migrant

С начала года Будапешт принял 54 000 человек против чуток более 2 000 в прошедшем году, что, если веровать европейской статистике, ставит Венгрию на 2-ое место посреди самых фаворитных на материке государств после Швеции. Все же эти числа не следует принимать практически: как и другие страны Евросоюза, Венгрия часто содержит сирийских, иракских и афганских беженцев, также «трудовых» мигрантов из Косова в очень средних критериях на юге страны либо же по-тихому выдворяет их на север. 

Сербия выступила с протестом против неожиданного закрытия границы. Но тот же самый глава венгерского МИДа ответил, что «это решение не противоречит никаким интернациональным соглашениям, и что другие страны избрали тот же путь». Так, Сербия не заходит в Шенгенскую зону, и Венгрия только плотнее закрыла внешнюю границу ЕС, не нарушив общий закон. В этом она последовала примеру Болгарии, Греции и Испании, которая старается защитить от африканцев свои марокканские анклавы Сеута и Мелилья несколькими рядами ограды. Весь мир облетели кадры о том, как 10-ки мигрантов ночкой бросаются на штурм шестиметровых заборов, к которым, как подозревают некие, на данный момент подводят электричество. Греция ставит заграждения из колющейся проволоки на сухопутной границе с Турцией во Фракии, что вынуждает сирийских и иракских беженцев отправиться в опасное путешествие по морю. 

Стенки позора 

«Стенка позора» ворачиваются. Ремейк сцен, унаследованных со времен прохладной войны сцен. На востоке Албания, Македония и Словения (она тоже член ЕС) угрожают поднять собственные барьеры, если все те, кто на данный момент бегут от ближневосточных конфликтов, продолжат двигаться в Европу через восточное Средиземноморье. 

Большие западные страны, которым нужно поддерживать репутацию Европы, сейчас тоже на время закрывают границы. Они посылают туда силы правопорядка, но перекрывают путь только мигрантам. Все другие могут пройти. Как и продукты. Границы открыты, убеждают власти. Шенгенская зона все еще остается местом свободного движения людей. Только не для тех, кто спасается от бедности и преследований. 

Австрия перекрывает путь всем тем (из 50 000 зарегистрированных в Италии с января мигрантов), кто отрешается от размещения в центре содержания. Либо кого итальянская милиция по-тихому выдворяет на север. Германия поступает точно так же с прибывающими из Франции. Поезда Париж-Франкфурт сейчас часто задерживаются на границе германскими таможенниками и отправляются назад во Францию. Французские власти, в свою очередь, отказались впустить сотки эритрейцев и суданцев, которые сначала июня прибыли на пропускной пункт у Вентимильи на Лазуревом берегу. Итальянская милиция не пустила их назад, и сейчас им пришлось разбить лагерь на берегу в окружении спецназа. 

Лицемерие

По сей день принятой в Европе практике было характерно редкостное лицемерие. По 2-ой Дублинской конвенции о праве на убежище в ЕС предусматривается регистрация беженцев в той стране, через которую они попадают на местность союза. Другими словами, в Италии либо Греции. Это позволяло примыкающим странами заворачивать максимум мигрантов на юг. После решения французского Министерства внутренних дел по Вентимилье, правительство Маттео Ренци решило проколоть вспухший нарыв и осудить не признанное никем положение дел. Итальянский премьер пригрозил партнерам и Еврокомиссии выдать всем беженцам разрешение на временное проживание, что, по правилам ЕС, позволило бы тем с полным на то основанием ездить по Шенгенской зоне. 

В итоге 17 июня французское правительство Манюэля Вальса приняло решение о значимом расширении инфраструктуры приема мигрантов. Получившим убежище и подавшим прошение людям будет предоставлено дополнительно 9 500 мест (в реальный момент их 25 000), тогда как на данный момент их в большинстве случаев располагают в гостиницах либо просто кидают на улице. Еще 1 500 транзитных мест будет предназначено для нелегалов, которые не владеют правом на убежище и не подали прошение и, как следует, «должны покинуть местность» страны. 

Дело в том, что невзирая на все заявления левых партий и поведение парижан, которые с июня оказывают всяческую помощь бескровным нелегалам в столице, такое неожиданное расширение созданной для беженцев инфраструктуры во Франции совсем не разъясняется порывом солидарности. Для правительства на данный момент главное — не защита все почаще нарушаемых прав человека, а напротив, легитимизация жесткой и ограничительной политики. 

Ужесточение позиции

После того, как Европейская комиссия приняла в мае решение о внедрении «квот» для рассредотачивания посреди государств-членов 40 000 размещенных в Италии и Греции беженцев, также 26 000 сирийских мигрантов в Ливане (они находятся там под эгидой ООН), Франция, по факту, встала во главе сопротивления европейским мерам. Поначалу об этом гласили Бернар Казнев и Манюэль Вальс, а потом к ним присоединился и сам президент. По их словам, на данный момент время не для поиска равных решения для размещения беженцев, а для закрытия Шенгенской зоны и политики «возвращения на родину», которая должна завернуть человеческой поток обратно. 

На фоне все более открытого противодействия со стороны правых и ультраправых, также по большей части агрессивного дела общественности к иммиграции, левое правительство уповает тем избежать той участи, которая поняла датское правительство социал-демократов после парламентских выборов 18 июня. Зацикленная на присутствии в стране иноземцев кампания окончилась для него плачевно: победа досталась правым либералам и национал-консерваторам из Датской народной партии. 

По сути Франция отчаянно пробует уверить собственных партеров и Еврокомиссию в необходимости расширения общих пограничных сил (сначала на море) для перекрытия миграционных потоков. Те услышали ее, но поставили такое условие: если Европа желает сохранить хотя бы видимость материка демократии, ей необходимо уравновесить ограничительные меры и политику приема мигрантов. А у Франции здесь наблюдается полный дисбаланс. 

Нехватка мест

Невзирая на все те комплименты, что Париж без конца отпускает в свой адресок, с приемом мигрантов у него далековато не все гладко, и он по большей части живет славными мемуарами о спасении вьетнамских беженцев в 1970-х годах. Италия и Европейская комиссия (они очень недовольны Францией и Германией), не говоря уже о добродетельной Швеции и обозленной Венгрии, упрекают его в очень средних показателях выдачи прав на убежище. 

Обнародованные Le Monde числа не оставляют колебаний: в 2014 году правительство социалистов одобрило только 22% из 60 000 прошений об убежище против 42% в Германии, 40% в Бельгии, 67% в Финляндии и 39% в Англии при среднем европейском показателе в 45%. 

Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев зарегистрировало 160 000 находящихся транзитом в Ливане сирийцев. Париж принял только две группы по 500 человек. А Берлин — две по 10 000. Сначала года представители УКВБ критически отозвались об критериях проживания эритрейцев и суданцев, которые оказались заблокированы в Кале в силу французско-британского соглашения о закрытии Ла-Манша. 

«Кале — не Дарфур и не Ливан, где расположили практически миллион сирийцев, напомнил дипломат. — Все же ситуация все равно вызывает беспокойство, и на нее необходимо реагировать». 

Границы

Те же самые люди подчеркивают, что Франция необоснованно напирает на свою солидарность с угнетенными: пусть даже большая часть прибывающих на ее местность эритрейцев желают попасть в Великобританию и Швецию, в 2014 году Франция предоставила убежище только 14,8% просителей против 100% в Швеции и в среднем 85% в главных странах ЕС... 

Из-за всех этих задержек Парижу в итоге придется принять много из 40 000 оказавшихся в Италии беженцев и 26 000 сирийцев. Все же принцип рассредотачивания является в то же время и ловушкой для мигрантов. Франция идет во главе государств, которые сообразили, что расширение права на убежище на всю Европу может дать новые оправдания для высылки. С политической точки зрения демократической Европе сейчас будет проще объявить нелегалами тех, кому ответят отказом. Не считая того, это даст ей надежду, что расплодившиеся по всей Шенгенской зоне лагеря равномерно опустеют. 

Само убежище может сейчас стать границей. Такая другая сторона. Общее решение, которое, вне сомнения, будет объявлено на особенной церемонии и представлено как объект коллективной гордости, станет зарей новейшей эпохи. Меньше лицемерия, но меньше и добродетели. 

Самовосхва

rss