Через квартал я чувствовал себя уверенней, мне все улыбалось: Щелястым он стал в войну, будто война забору зубы выбила, а раньше — доска к доске — ровная стенка ограждала нас от детских писков и криков. Два слова — и укротила, так просто ведь это не бывает. Чистенькая старуха Захаровна всегда ходила в белом платочке, простоволосой не показывалась даже в самую жару, заприметив меня, махала ручкой и, когда я подрос, тоже махала ручкой, уже по привычке, улыбалась, рассказывала пустяковые новости. Так что насчет всяких крепковатых выражений мы в ту пору много чего уже слыхивали, и эта дрянь вовсе даже не вызывала во мне отвращения.

Добавил: Kik
Размер: 70.38 Mb
Скачали: 12934
Формат: ZIP архив

Ничего не попишешь, надо топить. В томто и дело, что это была не бабушка.

Библиотека

Лицо и шея у него были красные, точно опаленные, а грудь белая, будто бумага, и на спине бурыми кругляшами виднелись пятна от банок. Наступила секундная тишина, и оттуда, где исчезла заведующая, послышался дикий смех. Так вот этот — и не щелястый даже, а полупусто какой-то, условный забор — отсекал наш двор от детской поликлиники и упирался в конюшню. Лиханов Альберт Анатольевич читать все книги автора по порядку Лиханов Альберт Анатольевич Лиханов Альберт Анатольевич — все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки izdaiknigu.

Кикимора — Лиханов Альберт Анатольевич

И неясное взрослому прекрасно известно ребенку. Лучше всего вылететь изза укрытия, какимора изза угла дома с проходным двором.

Лошадь умолкала, лихкнов жевать сено, прислушивалась, видать, потом снова принималась за еду, вздыхая еще пуще и чаще. Я уж потом узнала: Он не брыкался, не ржал, а только косил огромным испуганным лиловым глазом — косил на небо, на стадо, жалостно взглянул и на меня, будто просил милости, и я чуть не завыл в голос: И тут важно, чтобы дорога была накатанной, и лучше всего, зацепившись, ехать позади и чуть рядом с машиной, чтобы видеть дорогу.

  ВЯЧЕСЛАВ ПРАХ КОФЕЙНЯ В СЕРДЦЕ ПАРИЖА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

А чего от меня ждать?

В общем, энциклопедические знания о лошадях кикмора, точно струйка в кране, если лопнул водопровод, а репутацию с детства испортить — страшное дело, и я решил, собирая сено, использовать крайние меры. Но вот иногда, столкнувшись с ним носом к носу и поздоровавшись, я видел пустые, ничего не видящие глаза. Они полыхали ярким пламенем, им было стыдно передо мной. Что касается руготни, то бабушка и мама понапрасну тянули меня в сторону, когда чтонибудь неприличное на улице слышалось.

У него было много обязанностей в детской поликлинике, а главная среди них — кучер, точнее, извозчик, потому что кучер возит только седоков, а извозчик еще и грузы. Вон сколько раз повторял: Вот такие эффекты от вышитой подушки. Щелястый забор отделял наш двор от детской поликлиники.

Кикимора — Лиханов Альберт Анатольевич краткое содержание

Засмеялись пацаны на горке. Сколько печек, столько норовов.

И ведь видит, знает, что лошади больно, а лупит, гад такой, этот Мирон! Была бы Машка моей!

Цвет фона Цвет шрифта. Когда цепляешься за машину — жуть берет.

Скачать книгу бесплатно:

По Полиному примеру я дверцу топки захлопнул, а у поддувала дверцу, напротив, пошире распахнул. Из поликлиники быстрым шагом выходила мрачная длинная тетка в широком пальто — я никогда не видел, чтобы она с кем-нибудь здоровалась или разговаривала, — плюхалась на заднее сиденье, возок слегка перекашивался, а Мирон звонко чмокал на Машку и меньше лупил ее вожжами, трогая с места, — видать, стеснялся заведующей.

  БЫСТРОПЕЧАТЬ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Пацаны цеплялись за любую подводу, а я стоял, выжидая своей минуты. Бабушка говорила, изыскивая все новые интонации, а мама вздыхала с одной и той же силой, но очень методично и настойчиво. Торный путь к скотобойне.

Читать онлайн «Кикимора» автора Лиханов Альберт — RuLit — Страница 1

Да, это невозможно — знать каждый миг другой жизни, все верно, но как я хотел знать этот каждый миг, как я желал всей своей ребячьей душой, чтобы всякий миг облетала тебя пуля, не трогал осколок, не прикасалась беда и боль. Влажные, чуткие, бархатные ноздри щекотали шею. Кончилась, кончилась, кончилась, наконец, проклятая война, все прошло, все миновало, и настала новая, чистая жизнь! Сперва она стала больше вдвое, альерт втрое, наконец вчетверо.